«Роснефть» убедила экс-владельца «Башнефти» снизить цены

Рабочие на буровой вышке

Фото: Саид Царнаев/РИА Новости

Через месяц после покупки контрольного пакета «Башнефти» «Роснефти» удалось договориться о снижении расценок ее подрядчика — компании «Таргин», подконтрольной АФК «Система», сообщил «Интерфакс». Представитель «Роснефти» подтвердил, что ей удалось договориться о снижении услуг всех поставщиков

Компания «Таргин», нефтесервисная «дочка» АФК «Система», снизила цены на услуги для «Башнефти» после встреч с представителями ее нового акционера, «Роснефти», сообщил «Интерфакс» со ссылкой на несколько источников, знакомых с ситуацией.

Представители «Роснефти» провели встречи с организациями группы «Таргин», итогом которых стало снижение цен по сервисным контрактам в среднем на 10–15%, рассказали собеседники агентства. Источники агентства также заявили, что под угрозой непродления оказались контракты «Таргина» с «Башнефтью», срок действия которых заканчивается в 2016 году.

«Мы имеем самую эффективную сервисную составляющую в отрасли. Стоимость буровых услуг всегда была одним из компонентов синергии сделки (по покупке «Башнефти». — РБК), и материальное снижение стоимости со всеми поставщиками было по факту достигнуто», — заявил пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев «Интерфаксу». Насколько была снижена стоимость сервисных работ, он не уточнил.

Комментарий пресс-службы «Роснефти» РБК на момент публикации получить не удалось. Гендиректор «Таргина» Камиль Закиров отказался комментировать эту информацию. Представитель «Системы» не стал ни подтверждать, ни опровергать ее.

До октября 2013 года активы «Таргина» (на тот момент назывался «Башнефть-Сервисные активы») входили в «Башнефть», которую тогда контролировала АФК «Система». «Система» выкупила эти активы у «Башнефти» за 4,1 млрд руб., а летом 2014 года переименовала компанию в «Таргин» (от англ. right in target — «в яблочко, точно в цель»). Но в декабре того же года «Система» была вынуждена вернуть контрольный пакет «Башнефти» государству по решению суда, сохранив за собой сервисную компанию. Тем не менее, «Таргин» продолжил работать на подрядах «Башнефти».

В октябре 2016 года «Роснефть» купила 50,08% «Башнефти» у «Росимущества». Через неделю после этого главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин заявил, что из башкирской компании «были выведены» активы на 4 млрд руб. при продаже подрядчиков. Он не уточнил, о каких сделках шла речь. Но, судя по описанию, Сечин имел в виду именно «Таргин», говорил РБК близкий к «Башнефти» источник. А представитель АФК парировал, что сделка по приобретению непрофильных активов у «Башнефти» была проведена по рыночной цене, определенной независимым оценщиком, с соблюдением всех корпоративных процедур.

Тогда же Сечин отметил, что после «вывода» из состава «Башнефти» подрядчик получил выручку 53 млрд руб. и действующий контракт с «Башнефтью» на 28 млрд руб. «Может быть, тогда часть социальной нагрузки такие организации возьмут на себя с учетом эксклюзивности их работы в Башкирии?» — предложил тогда глава «Роснефти».

А за день до перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти», 11 октября, «Система» вернула долг своей бывшей «дочке» на 3,7 млрд руб., следовало из отчета «Башнефти».

По словам президента Национальной ассоциации нефтегазового сервиса Виктора Хайкова, «Роснефть» регулярно практикует снижение издержек за счет снижения стоимости услуг своих подрядчиков. Речь идет не только о «Таргине», но и о других подрядчиках ее структур. Согласно консолидированной отчетности АФК «Система», выручка ее «дочки» «Таргин» за 2015 год составила 25,5 млрд руб., чистая прибыль — 1,156 млрд руб., таким образом рентабельность составляет лишь 4,5% от выручки. Эксперт считает, что если новый собственник «Башнефти» получает от «Таргина» скидки на услуги не менее 10% при оценочном объеме работ на «Башнефть» в портфеле компании 60–70% от общего числа заказов, то выручка снизится на 1,5–2 млрд руб. и компания станет убыточной. Согласие на рекордные скидки в 10–15% от текущей стоимости работ грозит компании риском дефолта. Он отмечает, что это было бы ощутимой потерей для рынка, так как «Таргин» — высокотехнологичная компания, разрабатывающая современные технологии, и участвующая в программах по импортозамещению, про которые в таком случае придется забыть. Она будет вынуждена снижать расходы как на зарплаты, так и на эксплуатацию оборудования, что приведет к снижению качества выполняемых услуг и, как следствие, к снижению уровня добычи нефти. К сожалению, подобная ситуация сейчас практически во всей отечественной нефтесервисной отрасли — многие сервисные компании из-за сложившейся практики контрактования работают на грани рентабельности и под постоянной угрозой банкротства. В подобных условиях ускоренная реализация жизненно важного для страны импортозамещения в отрасли вряд ли возможна, резюмирует Хайков. 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: